Уриэль Циммер

Еврейство Торы и государство Израиль

Перевод с английского.

1. Суть и цель этой книги

Цель этой книги - восполнить недостаток, последствия которого ощущаются весьма сильно (хотя сам этот недостаток, может быть, не так уж заметен). Речь пойдет об одном из тех вопросов, о которых много говорят, но мало знают. Позиция еврейства Торы по отношению к Государству Израиль часто становится темой для обсуждения, дискуссий и публицистики. Однако до сих пор, насколько мне известно, никто не пытался сжато и четко выразить эту позицию в письменном виде. В различных газетах были опубликованы статьи на темы, близкие данной; во время публичных выступлений выражались различные мысли. Но краткого и ясного изложения этого вопроса на бумаге нет до сих пор.

Как уже было сказано, этот недостаток дает о себе знать больше, чем принято считать. Отсутствие ясной позиции в вопросе, который сегодня можно считать самым главным политическим вопросом для евреев как в Земле Израиля, так и в диаспоре, влечет за собой размытость понятий как среди соблюдающих Тору, так и в нерелигиозном лагере. Этот последний не имеет четкого представления о позиции Торы, и поэтому многие явления и события кажутся ему странными. Мнения всех верующих евреев он считает лишь мнением группы экстремистов-"ревнителей". С другой стороны, и в среде Б-гобоязненных евреев недостаток знания приводит к тому, что из главного делают второстепенное, а из второстепенного - главное, не отличают причины от следствий и т. д.

Данная брошюра пытается определить основные понятия в этой области. Позицию еврейства Торы по отношению к Государству Израиль можно определить тремя способами: 1) алахически (с точки зрения еврейского Закона); 2) политически и 3) концептуально. Эти три аспекта тесно связаны, и между ними трудно установить четкие границы - тем более, что, в соответствии с представлениями иудаизма, "нет ничего, о чем не было бы написано в Торе". Тора включает в себя все и властвует надо всем. Тем не менее здесь идет речь о разных областях, так же как и в самой Торе есть "семьдесят лиц". В этой брошюре мы займемся концептуальным аспектом проблемы. Выяснение ее алахического аспекта, то есть, рассмотрение всех алахических источников и правильное объяснение слов наших Мудрецов (которые часто приводятся различными пропагандистами в искаженном виде) - дело весьма нужное, и это должно быть сделано знатоком Торы. (См. книги рабби Йоэля Тейтельбойма ЗЦВК"Л "Вайоэль Мойше" и "Аль Агеуло Веаль Атмуро" - прим. перев.) Но не в этом заключается цель данной работы. Стоило бы также рассмотреть политический аспект проблемы: выяснить нашу позицию на основе политических реалий и возникающих время от времени вопросов и рассмотреть различные действий властей по отношению к религиозным евреям и т. п. Время от времени этим занимается периодическая печать. Но и это тоже не является целью нашей книги. Более того, из слов наших Мудрецов известно, что "так же как лица людей различны, так и их мнения различны"; и понятно, что это относится и к религиозным евреям, которые могут иметь различные мнения по поводу того или иного политического события.

Целью этой работы является определение и выяснение концептуального аспекта нашего вопроса. Определение и выяснение, но не дискуссия. Мы не собираемся спорить с кем бы то ни было, а лишь определить и выразить существующее мировоззрение. Нет никакого смысла скрывать, что пишущий эти строки разделяет выраженное в этой работе мировоззрение, и поэтому было бы преувеличением сказать, что она написана абсолютно объективно, как это было бы при исследовании вопроса, не задевающего автора лично (например, китайской философии). Тем не менее были приложены максимальные усилия для того, чтобы описать это мировоззрение как можно более объективно, так как эта работа предназначена не только для харейдим (евреев, признающих тотальность и всеохватность Торы, ее управление всеми сторонами жизни личностей и народов), и уж тем более не только для читателей, разделяющих позицию автора. Наоборот, в наших планах изложить мировоззрение Торы также и "нерелигиозным" евреям, чтобы сделать его, по крайней мере, предельно ясным для них. Еще два замечания будут нелишними, особенно если принять во внимание ту атмосферу, в которой мы сегодня живем: автор не является членом какой-либо партии или движения и не представляет ни одну из них. Автор выражает свое личное мнение. Кроме всего прочего, это освобождает его от необходимости доказывать "неоспоримую" правоту той или иной партии или движения.

С другой стороны, я позволю себе сделать одно личное замечание. На протяжении своей жизни я удостоился привилегии встречаться и быть связанным со многими великими мудрецами Торы из различных общин и стран. Мнение тех из них, с которыми мне не удалось побеседовать лично, известно мне со слов их ближайших учеников или из их книг. То, о чем говорится в этой брошюре - нечто вроде "общего знаменателя" различных подходов, с которым согласны все мудрецы Торы или, во всяком случае, их подавляющее большинство. Несмотря на то, что я никого не представляю официально, приведенные здесь мысли выражают в своей основе общее мнение мудрецов Торы.

И второе замечание: нет нужды отрицать или замалчивать тот факт, что существуют соблюдающие Тору евреи, мировоззрение которых отличается и даже противоречит сказанному здесь. Однако данная работа не имела своей целью дискуссию, и, хотя об этом явлении тоже пойдет речь, наша основная цель - выразить определенное мировоззрение, приведенное здесь, и мы затронем другие точки зрения лишь постольку, поскольку это необходимо для достижения поставленной цели.

2. Государство Израиль, что это такое?

В современном мире существуют два вида государств. Есть страны - в основном, это западные демократии - в которых правительство избрано народом. В этих странах у власти находится партия, победившая на выборах. (В 1995 году в Англии правили консерваторы, в США - Клинтон, а во Франции - Ширак). Возможно, что в какой-то стране правящая партия действует недостойно, не исключено, что в какой-то стране правящая партия добилась победы на выборах и, тем самым, власти незаконным способом. Возможно также, что некий конкретный режим примитивен и ущербен, однако во всех таких странах партия правит государством, но не подменяет собой государство. В другом типе государств партия отождествляется с самим государством. Например, нельзя сказать, что в бывшем Советском Союзе коммунистический режим властвовал в государстве; коммунизм сам по себе являлся государством. КПСС, бывшая в начале своего пути партией (сперва даже незаконной), после захвата власти очень быстро превратилась в государство как таковое. В результате Октябрьской революции в России не просто изменился режим или правящая партия, но родилось новое государство. Об этом говорило даже само его название: "Союз Советских Социалистических Республик". Социализм был неотъемлемым элементом самого государства, его основой. С падением коммунизма СССР прекратил существовать как таковой.

К этому же типу стран относится и Государство Израиль. Израиль не есть страна, в которой у власти находится сионизм; Израиль - это и есть сионизм, и не имеет значения, что этот факт не нашел своего отражения в названии страны. В Израиле может образоваться истинно демократический режим, может меняться его внешняя, внутренняя и экономическая политика; но одну вещь государство изменить не в состоянии: оно не может перестать быть сионистским. Так же как СССР порожден коммунизмом, так Государство Израиль порождено сионизмом и представляет собой его претворение в жизнь. Государство облачило сионизм, который до 1948 года был партией или движением, в новое одеяние, наделило его государственной силой и властью, но сионизм - это суть и сущность государства, без него не будет более Государства Израиль. Таким образом, если мы хотим определить наше отношение к Государству Израиль, мы должны прежде всего выяснить наше отношение к сионизму, который является его основой и сущностью.

3. Что такое сионизм?

Сионизм принадлежит к числу явлений, о которых и сторонники, и противники много говорят, не зная в точности, что же это такое. Труды основоположников сионизма изучаются в светских израильских школах больше, чем Пятикнижие (не будь рядом помянуто!), и даже больше, чем история и математика. Но мало кто знает, о чем же, собственно, идет речь. Само название движения (которое, кстати, утратило в последнее время свою популярность среди молодого поколения израильтян) располагает к ошибке. "Сион" (то есть Земля Израиля) - лишь одно из стремлений сионизма, причем не самое главное. Не только в сегодняшней Америке, но и в странах Европы до Катастрофы было немало искренних сионистов, которые и не думали о "возвращении в Сион". Более того, был период, когда и официальное сионистское руководство не рассматривало Сион в качестве своей непременной цели. Шестой Сионистский конгресс утвердил программу Герцля об основании еврейского государства в Уганде (Африка). Интересно, что "Мизрахи"- сионистская религиозная партия - поддержала тогда программу Герцля. И если эта программа и была в конце концов отвергнута, то это произошло в основном из-за пропагандистских соображений: первоначальная "Палестинская программа" имела больше шансов на то, чтобы завоевать еврейские сердца.

Мы упомянули эту давнюю историю только для того, чтобы показать, что был период, когда сионизм почти полностью отвергал идею "Сиона", но, тем не менее, оставался "сионизмом". И это не случайно. Потому что на самом деле "Сион" является не целью, но средством реализации сионистской идеи. Истинная же цель, которую поставил перед собой сионизм, бесчисленное множество раз выражалась его идеологами на всем протяжении его исторического пути, начиная с трудов Ахад-Аама и до выступлений Бен-Гуриона и его последователей. Эта цель выражалась по-разному, но ее суть всегда оставалась одной и той же: изменить сущность Общины Израиля.

4. Что такое Община Израиля?

С точки зрения Торы, Община Израиля - это объект, который принципиально невозможно определить. Ведь чтобы определить понятие, необходимо отнести его к какому-либо определенному виду. Всякое определение состоит из имени вида, к которому относится объект, и из описания отличительных признаков объекта внутри этого вида. Понятия "нации" и "религии" - понятия нееврейские и подходят только для народов мира. Община Израиля не является "нацией" в общепринятом смысле слова. Она - не просто "особый народ", чем-то отличающийся от всех других; ее вообще нельзя назвать "народом" в том понимании этого слова, которое принято в нееврейском мире. Община Израиля - это особое творение Всевышнего. Это "Народ, который Я Себе создал" (Йешая43:21), "Народ, который Ты приобрел (Шмот 15:16), "Твоя община, которую Ты приобрел издревле" (Теилим 74:2). Наши мудрецы сказали: "Мысль об Израиле предшествовала всему другому (при Сотворении мира)" (Берешит раба 1:2). Рабби Йеуда Алеви пишет в книге Кузари, что Израиль представляет собой особый вид творения. Разница между ним и другими народами подобна разнице между неживой природой и растительным миром или между животными и человеком. Хасидизм (Ликутей Амарим/Тания/гл.2) говорит о "дополнительной душе" еврея и объясняет, что хотя телом своим сыны Израиля подобны другим народам, эта "дополнительная душа" делает их особым видом.

Тора и только Тора делает этот народ народом. Только с дарованием Торы сказано (Шмот 27:9): "Сегодня ты стал народом Ашема, своего Б-га". До Синайского Откровения они не назывались Израилем (Хуллин 1116). "Наш народ является народом только в силу Торы", - сказал раби Саадия Гаон. Без Торы еврейский народ не просто ущербен - он прекращает существовать. Тора - его душа и сущность, и без Торы нет еврейства. Такое положение вещей не есть плод исторического развития - такова цель всего творения. Каждый еврейский мальчик помнит слова комментария Раши на первый стих Пятикнижия (Вначале сотворил Б- г небо и землю): "ради Израиля, который называется началом и ради Торы, называющейся началом". ("Свят Израиль Ашему, [он] - начало Его урожая" (Йирмйо 2:3) - об Израиле; "Ашем приобрел меня в начале Своего пути" (Мишлей 8:22) - о Торе).

5. Святая Земля и Святой Язык

Так же как сам народ Израиля, согласно еврейскому мировоззрению, - особое создание Б- га, являющееся важнейшей частью и целью всего Творения, так и вещи, связанные у народов мира с понятием "нация", по отношению к Израилю имеют особое значение, совершенно отличающееся от понятий, принятых в нееврейском мире. "Земля и язык" для нас не есть "народное достояние", так же как Тора - это не "религия" в том смысле, в каком это принято понимать (что еще будет объяснено далее).

Земля Израиля, "Страна, на которой глаза Ашема, твоего Б-га, постоянно", тоже является частью первоначального замысла Мироздания, как объяснено в том же комментарии Раши на первый стих Пятикнижия. Об этом еще будет идти речь ниже. Святой Язык - это язык, которым был сотворен мир. Десять Речений, которыми был сотворен мир, произнесены на Святом Языке, и через него осуществляются все явления мира (как объяснено в книгах Ари и хасидизма). Имя явления на Святом Языке - это буквы, которые спускаются ступень за ступенью от Десяти Речений и облачаются в данное явление, чтобы дать ему жизненную силу (Тания). Этот (нижний) мир сотворен материальным, и поэтому в нем даже самые духовные вещи облачаются в материальное одеяние. И хотя источник заповедей Торы находится в высших духовных уровнях, заповеди облекаются в материальное, и человек не выполняет своей обязанности, пока не выполнит заповеди в их материальном виде: пока не наденет цицит, сделанный из материальной шерсти, не наложит тфилин, сделанный из натуральной кожи животного, пока не возьмет в руки побег пальмы (лулав) и определенный цитрусовый плод (эсрог). Без этого материального действия он не выполнит своей обязанности, даже если постигнет самые высокие тайны, связанные с внутренним смыслом этих заповедей.

Но только заповедь Всевышнего делает этрог этрогом. Если человек возьмет самый что ни на есть кашерный этрогза день до начала праздника Суккот, это будет лишь означать, что у него в руках находится материальный плод, не более важный, чем лимон или апельсин. И только если он возьмет его в надлежащее время и так, как предписано Торой, он выполнит тем самым заповедь и приблизится к Всевышнему. То же самое можно сказать и об изучении Торы. К примеру, тот, кто учит главу "Компаньоны, захотевшие поделить общий двор" из Талмуда - исполняет заповедь изучения Торы, и к нему относятся все слова наших Мудрецов, прославляющие изучающего Тору. Но если тот же самый вопрос о разделении общего двора изучается в соответствии со сводом законов США или согласно древнеримскому Кодексу Юстиниана - даже если допустить, что окончательное решение будет идентичным - то такое изучение не привлекает никакой святости и никакая заповедь не исполняется через него. Тора тоже говорит о конкретном материальном дворе и вполне материальном заборе, но здесь данный закон раскрывает Б-жественную волю и высшую святость, поскольку является частью Торы - выражения воли Всевышнего в мире. Другими словами, хотя Тора и ее заповеди занимаются материальными вещами, ибо "не дана Тора ангелам служения", сама она - выше всякой материальности.

Различие между материальными понятиями "страны" и "языка" и Святой Землей и Святым Языком подобно вышеупомянутому различию между изучением закона Торы о компаньонах и соответствующего американского закона. Хотя Земля Израиля, как и все другие, материальна со своими полями, реками, горами и долинами, не это делает ее "Святой Землей". Святой Язык тоже похож на язык людей: в нем есть грамматика, синтаксис, семантика и т. п. Но все это лишь его внешнее облачение. Внутренняя же его суть, его душа, весьма возвышенна - с ее помощью Всевышний сотворил мир и через нее поддерживается существование всего миробытия, как было упомянуто выше.

6. "Будем как все народы"

Каждый еврей на протяжении тысячелетий существования еврейского народа знал об этой особой неопределимой сущности Израиля, его Торы, Святой Земли и языка. В течение нашей долгой истории появлялись отдельные люди и группы людей (иногда значительные), которые сбрасывали с себя иго Торы и заповедей. Но все они, или по крайней мере их подавляющее большинство, не покушались на это основоположение. Они тоже знали, что на вопрос "Каково твое занятие и откуда ты пришел, какова твоя страна и какого ты народа?" нет другого ответа, кроме как "Еврей я, и Ашема, Б-га небес я страшусь" (Иона 1). И те, кто оставлял Тору и заповеди, могли приводить только два оправдания себе: или они считали, что следует перестать быть евреями, или же утверждали (безосновательно и неправомочно), что их учение не противоречит Торе или даже из нее вытекает. К примеру, первые христиане утверждали, что их учение - продолжение Торы, и приводили этому "доказательства" из пророков и т.д. С другой стороны, ассимиляторы в Германии называли себя "немцами Моисеева закона" и хотели считаться не евреями, а соблюдающими определенные религиозные обычаи немцами. Саддукеи, а позже караимы, тоже утверждали, что именно они исполняют Тору, как полагается. Ни один из них не мог и не имел наглости отрицать основополагающий факт, что "наш народ является народом только силой Торы", и они знали, что отрыв от Торы неизбежно ведет к отрыву от еврейского народа и что нет "еврейского бытия" без Торы.

Так было до появления сионизма. Очевидно, что "сионизм" - не что иное, как лишь название, которое, кстати говоря, было дано этому движению только через много лет после его основания. Это название, ассоциирующееся с освященным именем "Сион", во многом способствовало распространению этого движения в среде простого народа и усилению путаницы во многих головах до сего дня. Мы еще поведем об этом речь, а сейчас же лишь отметим, что это название ни о чем не говорит и ни о чем не свидетельствует. (Символично, что д-р Натан Бирнбойм, который ввел название "сионизм", позже отвернулся от этого движения и стал одним из самых бескомпромиссных его противников с религиозных позиций.) Если бы те люди, которые дали своему движению имя "сионизм", решили бы называть его "Нетурей Карта" (крайне антисионистская организация - прим. перев.) , то люди "Нетурей Карта", возможно, назвали бы себя "сионистами", и в этом случае эти названия значили бы ни больше и не меньше, чем сегодня. Как уже было сказано, "Сион" не составляет сути сионизма. Земля Израиля - это только часть, а не основа сионизма. Суть сионизма - это еврейский национализм. (Не так давно ООН, отказавшись от своего прежнего определения сионизма как формы расизма, назвала его еврейским национально- освободительным движением - прим. перев.)

Национализм появился в мире несколько ранее сионизма. Он возник как реакция на планы Наполеона завоевать весь мир и покорить все народы, распространив на них власть французской империи. До этого "национальное самосознание" не было распространено среди народов мира. В еврейской среде подобное движение возникло только спустя пятьдесят лет, посколько в наполеоновские времена для него не было подходящей почвы. Сознание того, что "наш народ является народом только силой Торы", было глубоко укоренено в душе каждого еврея. Сионизм смог зародиться только в результате ассимиляции и "просвещения", приведших к тому, что многие евреи не выдержали испытания эмансипацией, и их рвение в соблюдении Торы ослабло.

Что нового внес еврейский национализм? Он утверждал, что евреи должны стать народом, подобным всем остальным народам. То есть, что Община Израиля, которая до сих пор была особым творением Всевышнего (как объяснено выше), должна изменить свою сущность, превратиться в "народ" в общепринятом понимании этого слова. Как же определяют понятие "народ" неевреи? Например, Британская Энциклопедия определяет это понятие так: "Нация - это сообщество людей с общим происхождением и языком", а знаменитый французский энциклопедический словарь Лярюсс говорит о "сообществе людей, издавна проживающих на одной территории, имеющих общее происхождение, общий язык и общие интересы". (А какой выходец из СССР в летах не помнит сталинские "Четыре признака нации"? - прим. ред.)

Но не это делает Израиль народом. Есть, правда, "общее происхождение", так же как и все человечество ведет свое "общее происхождение" от Адама и Хавы. "Общее происхождение" еврейского народа начинается через двадцать поколений после сотворения мира, но "мысль об Израиле предшествовала всему сотворенному". Еще до создания неба и земли Всевышний как бы задумал сотворить себе Израиль и Тору. В жилах величайших евреев текла кровь других народов. Прабабушкой царя Давида, "Царя Машиаха", была моавитянка Рут. Рабби Акива был потомком ханаанского военачальника Сисры, а Шмайя и Авталион - потомками ассирийского царя Санхерива.

А что касается страны - народ Израиля образовался еще до того, как вошел в Землю Израиля; только на протяжении малой части своей истории еврейский народ жил на своей земле, и еще меньший промежуток времени у него было независимое государство. Святой Язык тоже служил в качестве разговорного языка относительно небольшой промежуток времени. Сама Тора дана на семидесяти языках, и известно, что даже часть Священного Писания, а также оба Талмуда, мидраши и Зоар написаны на арамейском. Большинство книг Рамбама, рабби Йеуды Алеви, рабейну Бехае и других написаны на арабском языке. Что же касается "общей истории", которая часто упоминается в определениях понятия "народ", ясно, что имеется в виду общность истории на протяжении последних столетий. Многие обособившиеся сегодня и даже враждующие между собой нации два тысячелетия назад являлись одним народом. В первых столетиях общепринятого в Европе летоисчисления, когда наша "общая история" уже закончилась, большинство народов Европы просто не существовали как отдельные нации. С другой стороны, между йеменскими и русскими евреями, к примеру, никогда не было ни особой связи, ни "общих интересов". Не раз случалось, что интересы разных групп евреев были различными и взаимно противоречивыми. Например, во время Первой мировой войны евреи, жившие в странах Антанты, были заинтересованы в победе своих стран (за исключением, может быть, евреев царской России), а евреи Австро-Венгерской империи искренне желали победы Францу-Йозефу II.

Таким образом, ни одно из этих и подобных им определений понятия "народ" не относится к народу Израиля. Не земля, не язык и не общая история делают Израиль народом, хотя они и святы сами по себе. Все они занимают надлежащее место только в рамках Торы. Вне Торы они теряют всякий смысл, подобно упомянутому выше этрогу после праздника Суккот. Националистическое движение хотело изменить сущность народа Израиля и уподобить его другим народам, обладающим "национальным языком", "национальным домом" и т. п.

Кто-то назвал сионизм "ассимиляцией в национальном масштабе", в противоположность "личной ассимиляции" в Западной Европе, которая требовала уподобления нееврейским соседям. Это определение тоже не совсем точно. Национальную ассимиляцию можно было видеть, к примеру, в желании советской власти распространить на все народы СССР русско-советскую ментальность и культуру. Сионизм же пошел гораздо дальше: он хотел не просто изменить культуру еврейского народа; он хотел изменить его сущность, хотел, чтобы Израиль перестал быть "народом, который Я Себе создал" и стал еще одним членом "дружной семьи народов". Если воспользоваться примером, приведенным в книге Кузари, это подобно тому, как если бы некто заставил людей ходить на четырех конечностях и жить по-животному и еще утверждал бы при том, что так и должно выглядеть настоящее человечество.

Другими словами: нововведение, которое внес сионизм, заключается в изменении определения понятия "еврейство". От Синая и до появления сионизма (т. е. на протяжении трех тысяч двухсот лет - прим. ред.) еврейство определялось Торой, сионизм же стал определять еврейство национальной принадлежностью. Очевидно, что такое мировоззрение диаметрально противоположно мировоззрению Торы, даже если не вдаваться в вопрос, насколько сионизм "религиозен".

7. Место "религии" в сионизме

Изменение понятия "Израиль", сделанное сионизмом, естественным образом включало в себя и изменение других понятий. Так, Святая Земля превратилась в "национальную родину", Святой Язык - в "национальный язык", а Тора была низведена до уровня "религии" (дат). В еврейском мире не существует понятия религии как такового. Слово "религия" невозможно адекватно перевести на Святой Язык, ибо в нем нет слова или понятия, которое объединяло бы Тору Израиля и культы других народов. Слово дат в Святом Языке означает "закон" или "приказ" (см. Эстер 3:15, 3:8, Эзра 9:1). (Интересно отметить, между прочим, что по отношению к Торе слово дат используется в Писании лишь один раз (Дворим 33:2 – "от Его десницы – пламя закона им"), да и там мнения комментаторов в вопросе его понимания расходятся.) И Писание, и наши благословенной памяти Мудрецы всегда говорят только о Торе Всевышнего, с одной стороны, и - не будь рядом помянуты! - о "богах народов", "идолах", "идолопоклонстве", с другой стороны.

Кроме того, у народов мира, и особенно в современных странах Запада, религии отведена строго определенная область жизни, и она никак не связана с прочими аспектами жизни человека и общества. Нечего и говорить, что этот подход диаметрально противоположен еврейскому. "Тора - это жизнь", и она властвует над всеми областями жизни, личными и частными. Законы о судьях, об имущественных отношениях, о судебных исках и т. п. являются такой же неотъемлемой частью Торы, как законы тфилин. Аспекты Торы, соответствующие тому, что у народов мира называется "религией" (не рядом будь помянуты), представляют собой только малую часть Торы, и притом не самую важную. К примеру, синагога - явление важное, занимающее центральное место в жизни народа, но тот, кто молится дома, тоже выполняет свою обязанность. Священничество, являющееся важнейшим и центральным понятием в различных религиях, у евреев отсутствует вовсе (здесь не идет речь о коэнах в Иерусалимском Храме прим, перев.). "Все евреи годятся на все должности" - каждый еврей может вести общественную молитву, читать Тору и т. д. Раввин - это человек, досконально изучивший законы Торы и получивший поэтому право отвечать на алахические вопросы. Даже такая вещь, как организация бракосочетания, которая во всех религиях - не рядом будь помянуты - относится к исключительной компетенции священников, у евреев не является исключительной прерогативой раввина как такового. Тора требует только, чтобы организующий бракосочетание досконально знал соответствующие законы. Мы видим, что даже с точки зрения внешнего соответствия не существует никакого "общего знаменателя" между Торой и религиями других народов. Таким образом, "религия" - понятие нееврейское. Религия является (особенно в последних поколениях) личным делом каждого, она отделена от "национального самосознания" и не зависит от него. Изменение религии влияет, конечно, на культуру народа, но оно не влечет за собой изменение национальной сущности. К примеру, русские оставались русскими и когда они служили идолам, и когда приняли православие, и когда перешли в новую "коммунистическую религию", и когда из нее вышли. Согласно сионистской пропаганде, с превращением Израиля в "народ как все народы" и Тора само собой стала "религией как все религии", т. е., личным делом отдельных людей или определенных групп населения, находящем свое выражение только в культовой и церемониальной областях. Согласно учению сионизма, еврей может относиться к этой "религии" положительно, отрицательно или индифферентно, и это ничего не прибавляет к его "еврейству" и не убавляет от него.

Ахад Аам - крупнейший идеолог сионизма, произведения которого изучаются в большинстве школ Израиля, так недвусмысленно и заявил: "Я могу оставить веру и знания, полученные мною в наследство от отцов, и я не боюсь, что этим я оборву связь между собой и своим народом" (Аль парашат драхим т. 1 стр. 132).

Продолжая эту линию, другие идеологи сионизма совершенно логично добавили, что критерий еврейства заключается в том, насколько человек способствует претворению в жизнь национальных интересов. И поскольку "те, кто идут за раввинами", против этих "национальных интересов", они- "не настоящие евреи". С другой стороны, по определению Й.Х. Барнера (Апоэль Ацаир, Яффо, т.25), "можно быть хорошим евреем и относиться с религиозным трепетом к христианской легенде о "сыне", посланном к людям и кровью своей искупившим грех поколений", так как это не противоречит "национальным интересам". Не нужно забывать, что эти слова были сказаны почти сто лет назад, когда никто не предполагал, что такие крайние теоретические взгляды столь быстро воплотятся на практике... Ахад Аам, правда, выступал против этих взглядов Барнера & Со., но если принять как исходное уравнение "сионизм есть еврейский национализм", взгляды сии логично из него вытекают.

В принципе с тех пор изменились только пропагандистские штампы; сущность же идеологии осталась той же. Барнер с сотоварищи были, на самом деле, не только первопроходцами "современных хананеев", но и законными отцами-основателями сегодняшней сионистской или "израильской" идеологии, как мы еще объясним далее. Есть ведь различные и даже враждующие народы, принадлежащие одной религии. К примеру, Франция и Австро-Венгрия в Первую мировую войну воевали между собой, хотя обе они - католические страны, а Англия и Германия противостояли друг другу во время Второй мировой войны, несмотря на бытность их обоих протестантскими странами. На протяжении истории многие народы "оптом" меняли религию, не теряя, тем не менее, своей национальной сущности. То есть, религия не является у неевреев определяющим критерием народа; почему же не может существовать еврей-христианин? Понятно, что с точки зрения Торы такого рода рассуждения - наихудшая из ересей, полное отрицание Торы, и неважно при этом, положительно или отрицательно человек относится к "религии". (Очевидно, что все же лучше, если человек исполняет заповеди; но мы говорим сейчас об отношениях Торы и сионистской теории как таковой, и в этом -теоретическом - смысле нет никакой разницы). Тот, кто видит к Торе только лишь "религию" в том смысле, в каком это понятие трактуется у неевреев, тот, кто считает, что Тору можно принимать, а можно и не принимать, что она - только часть "еврейства" может существовать "еврейство без Торы", даже если лично этот человек относится к "религии" положительно и исполняет ее заповеди - этим своим мировоззрением он принципиально противоречит Торе, и только после того может идти речь о его личном счете заповедей и грехов...

Чему это можно уподобить? Приведем пример, взятый, к сожалению, из печальной действительности наших дней... Есть и Америке люди, которые организуют празднества по поводу рождества, на которых подается самое что ни на есть кашернос мясо. Очевидно, что лучше, когда еврей, в каком бы положении он не находился, ест кашерную еду, омывает руки, произносит благословение, ест с покрытой головой, говорит молитву после еды и т.п. Но порочна сама суть этой трапезы, являющейся элементом идолопоклонства, и кашерность еды при этом вызывает только горький смех. Мы еще вернемся к этой теме в главе о "религиозном сионизме".

8. Изгнание и избавление

Если бы сионизм занимался только лишь теоретическим превращением народа Б-жьего в "народ как все народы", он вряд ли сумел бы завоевать сердца масс. В рамках "обновления еврейского народа" сионизм не мог пройти мимо понятий, составляющих неотделимую часть еврейского мировоззрения: понятий изгнания и избавления. , Согласно Торе, изгнание и избавление не есть плод исторического развития. Их корень - в основах мироздания, в плане творения мира, "в сокровенных тайнах Всевышнего". Мидраш говорит, что изгнание и избавление были созданы еще до творения Неба и Земли: "И земля была безвидна" - это Вавилон, "и пуста" - это мидийское царство, "и тьма" - это греческое царство, "над бездною" - это злодейское царство Эдома, безмерное как бездна, "и дух от Б-га витает" - это дух Царя Машиаха" (Берешитраба 2:5). Провозвестие об изгнании и избавлении было дано еще Аврааму, когда еврейский народ еще не существовал, и о них ясно говорится в Торе еще до завоевания Святой Земли: "И будет, если не послушаетесь... и опустошу Я землю... а вас рассею среди народов... и вспомню Мой завет с Авраамом... если будет твое изгнание до края неба, оттуда соберу тебя...", - все это было сказано с самого начала. Эти слова - часть Торы, которая как бы является планом мироздания: "Святой, благословен Он, смотрел в Тору и творил мир" (Берешитраба 1:2). Мы отправились в изгнание против своей воли и сверхъестественным образом, мы выстояли в изгнании сверхъестественным образом, и избавление может прийти только сверхъестественным образом - через Машиаха. Вера в приход Машиаха - один из Тринадцати принципов веры, и, отрицая его, человек ставит себя вне Общины Израиля. Сионизм желает уничтожить "народ, который Я Себе создал" и превратить Израиль в "нормальный" народ с системой понятий, принятой у других народов. Само собой разу- меется, что и вопрос об изгнании и избавлении он видит в совершенно ином свете. Сионизм, правда, не может объяснить, каким образом этот "нормальный народ" выстоял и сохранился, находясь в рассеянии в течение двух тысяч лет, в то время как другие народы, бывшие по всем мнениям более "нормальными", исчезли с лица земли. Тем не менее он рассматривает изгнание как "нормальное" событие, произошедшее вследствие определенных политических реалий в Римской империи тех дней, и поэтому возврат народа к своей земле он видит только как процесс, который должен осуществляться на такой же "нормальной" политической или военной основе. Понятно, что такое мировоззрение также диаметрально противоположно еврейскому. Мы знаем и верим, что только "из-за грехов наших мы были изгнаны из нашей земли" и что "Израиль будет избавлен только через раскаяние" (Иерушалми Таанит). Также ясно, что все сказанное выше по поводу "религии" действительно и здесь. Данное мировоззрение не становится менее противоречащим Торе, если, к примеру, офис "Всемирной сионистской организации" закрывается на субботу, или если в израильской армии подают кашерную еду и т. п. Не то чтобы мы пренебрегали какими бы то ни было достижениями в области сособлюдения заповедей. Просто не в этом заключается обсуждаемый нами сейчас вопрос.

9. Иврит и Святой Язык

Идеологи "изменения облика" и "нормализации" Израиля не могли, разумеется, не обратить внимание на язык. "Святой Язык", который, как говорилось выше, является одной из основ Торы, тоже занимает свое место в новом "национальном устроении". Так же как Израиль превратился в "народ" в нееврейском понимании этого слова, Святая Земля стала "национальной родиной" и затем "Государством Израиль", а Тора превратилась в "религию", так и Святой Язык превратился в "национальный язык".

Строго говоря, общий язык не является у неевреев непременным условием единого народа. К примеру, и США и Великобритания, являющиеся по всем мнениям различными нациями, говорят по-английски. С другой стороны, в Индии есть пять "национальных языков", настолько различных, что парламент в Нью-Дели вынужден вести свои заседания по- английски -единственном понятном всем делегатам языке. Также среди швейцарцев распространены три языка и т. п. Тем не менее у националистов всего мира лелеяние национального языка является важным пропагандистским фактором. В течение последнего столетия многие народы пытались - в рамках националистической пропаганды - возродить свой древний язык, на котором говорили до этого только в деревнях или в горных местностях. В Казахстане, Узбекистане, Индонезии, Вьетнаме и различных африканских странах, недавно получивших независимость, стараются приспособить свои древние языки к современной жизни. Этот процесс начался примерно в то же время, когда зародился сионизм. Мало кто знает, что, к примеру, румынский язык еще в начале этого столетия не имел определенной орфографии...

По тому же пути пошло и "возрождение языка иврит". Его, однако, не было нужды "заново открывать" среди деревенских жителей, как, например, ирландский, литовский и другие языки. Святой Язык всегда использовался евреями для письма и чтения. Хотя в странах Европы разговорным языков евреев был идиш, а на Востоке - ладино, арабский, бухарский и т, д., пользоваться идишем даже для деловых и личных писем считалось вопиющей безграмотностью. И каждый еврей, не желавший считаться простолюдином, изо всех сил старался писать свои письма на Святом Языке (хотя и не всем удавалось делать это стилистически правильно).

"Возрождение языка", или, точнее, превращение его в разговорный, стало у первых сионистов чем-то вроде "спорта". Вначале это было самой легкой частью сионизма, поскольку каждый еврей из молитвенника и Пятикнижия имел какое-то понятие о древнееврейском языке . И только после отхода от Торы (который явился следствием того же сионизма), знание иврита стало, видимо, самой трудной частью сионизма для сионистов Америки и других стран диаспоры...

Несмотря на то, что по вопросу о языке говорилось, может быть, меньше, чем на другие темы, на самом деле превращение Святого Языка в "национальный" является не меньшим преступлением против Торы, нежели другие аспекты "изменения облика" самого Израиля, Торы и Святой Земли. Почему о языке меньше говорилось? Возможно, причина в том, что язык невозможно "пощупать руками", и чтобы заметить это изменение, необходимо некоторое знание лингвистики. Мы не будем здесь вдаваться в тонкости, но, с другой стороны, не лишним будет уделить несколько слов данной проблеме.

У всякого языка есть то, что можно назвать "душой" и "телом".Это не просто мистическое или поэтическое выражение, а общий принцип, признанный наукой о языке. "Тело" языка это его словарный запас, грамматика, синтаксис и т. д. "Душу" языка, подобно душе человека, невозможно "пощупать руками", но именно она оживляет язык и придает ему особый характер. "Душа" языка обнаруживает себя только с помощью тонких намеков, оттенков смысла. Она выражает дух народа, говорящего на данном языке. В большинстве случаев "душа" и "тело" языка шествуют вместе, не разделяясь. Но иногда, вследствие определенных исторических или политических причин, язык, "тело" которого принадлежит одному народу, становится языком другого народа. В таком случае язык теряет свою первоначальную "душу" и меняет ее на "душу" народа, говорящего на нем, хотя его внешнее строение и большая часть словарного запаса не изменяются. (Лучший пример этому - идиш, возникший на базисе немецкого языка, но принципиально отличающийся от него своей "душой", даже если не принимать во внимание изменения словарного запаса, т.е. заимствований из древнееврейского и славянских языков - прим. перев.)

В этом-то и заключается различие между Святым Языком и ивритом-"Бен-Егудитом". Современный иврит весь пронизан духом девиза "будем как все народы". Здесь можно снова привести тот же пример с этрогом после Суккот, который в отрыве от заповеди Всевышнего, т. е., когда он применяется не тем образом и не в предписанное Торой время, превращается в обычный плод, не несущий в себе никакой особой святости. Хотя нет нужды далеко ходить, чтобы найти этому доказательство, интересно все же отметить, что данный факт настолько очевиден, что признан даже лингвистами-неевреями. Известный специалист по семитским языкам Бергштрассер в своей книге "Еinfuhrung in die semitischen Sprachen" (Мunchеn 1928) наряду с другими семитскими языками - ассирийским, арабским, сирийским и т. д. обсуждает язык иврит. Обсуждение иврита он делит на три части: "древнееврейскую" (язык Писания), "средневековую" (язык Мудрецов) и "современную". Говоря о последней, он отмечает, что попытка "возродить" иврит, не принимая при этом во внимание "надежного чувства языка", привела к "мнимому разрешению проблемы" - к ивриту, который на самом деле является европейским языком с прозрачным еврейским камуфляжем. Мы не будем здесь входить в лингвистические подробности, чтобы показать, в чем же выражается это "изменение образа". Вместо этого приведем несколько примеров из современного иврита, которые кажутся на первый взгляд "наивными", но ясно показывают тенденции, возникающие вследствие "национализации" древнееврейского языка.

Хашмаль на современном иврите означает "электричество". Это слово взято из книги Ехезкеля (1:4), из главы, описывающей пророческое видение. Эту главу обычно называют Маасэ меркава (Деяние Колесницы), и в ней пророк описывает строение высших миров. Только избранные, да и то при определенных условиях, имеют право углубляться в изучение них тайн. В своем пророческом видении Ехезкель видел "великий огонь" и "из среды огня - нечто подобное хашмаль". Что такое хашмаль! Этим вопросом занимаются комментаторы. (В простом понимании это - определенный вид высших ангелов - прим. перев.) Септугианта переводит слово хашмаль как "электрон" - греческое слово, обозначающее янтарь, на котором при трении образуется электрический заряд. (Отсюда слово "электричество" в большинстве европейских языков). Мы не собираемся сейчас заниматься тонкостями комментирования Писания или лингвистики. Нас интересует, к чему все это привело на деле: слово хашмаль прежде всегда вызывало священный трепет в сердце каждого еврея. Оно ассоциировалось с маасэ меркава, с тайнами Творения, с высшими духовными мирами. Но ребенок или взрослый, говорящий на "обновленном" иврите, знает, что хашмаль - это электричество, которым он пользуется много раз на дню и которое не вызывает в нем никакого священного трепета; это просто нечто, связанное с лампочкой, радио или холодильником. Когда такой ребенок встречает слово хашмаль в книге Ехезкеля, его подсознание представляет все пророчество в забавном свете, ассоциативно увязывая маасэ меркава с электрическим освещением. Именно этой цели хотели достичь "возродители" языка.

Еще один пример, на этот раз из языка Мудрецов. Для евреев прежних времен, равно ученых и малообразованных, слово агада обозначало этическое учение Мудрецов - ту часть Торы, которую хасидизм называет ее "внутренним (скрытым) аспектом". В современном иврите агада стала "сказкой". Таким образом, в подсознании ребенка-сабры, слова Мудрецов превращаются в "сказки", относящиеся к тому же жанру, что и "Колобок" и "Красная Шапочка", или же в "еврейскую национальную мифологию". И опять же: это и есть цель сионизма В заключение я позволю себе привести смешной, но весьма характерный случай, о котором мне поведал один из моих иерусалимских друзей. Его внуки живут в поселении возле Тель- Авива, и, естественно, родным языком для них является иврит. Тем не менее они достаточно свободно говорят и на идиш, особенно с дедушкой и бабушкой. Этот мой друг как-то спросил свою маленькую внучку: "Что надо ответить, когда спрашивают "Как дела?" - Когда спрашивают на иврите, отвечают "очень хорошо" - последовал незамедлительный ответ, - а когда спрашивают на идиш, говорят "Слава Б-гу"! Устами младенцев...

Кроме всего этого, "модернизация" языка иврит несла в себе опасность того, что поскольку язык есть абстрактное, духовное явление, его могут сделать - и делают - "суррогатом" Торы для тех, кто тянется к "духовному содержанию", чтобы заполнить вакуум, образовавшийся в их душе после того, как они оставили Тору. И действительно, изучение иврита вскоре стало любимым времяпрепровождением и чем-то вроде хобби для "просвещенной" молодежи восточноевропейских местечек. Чтобы увеличить его притягательную силу и, с другой стороны, разделить между "ивритом" и Святым Языком бейт-мидраша, кто-то придумал замечательное нововведение: ввести "сефардское" произношение (которое, как мы увидим далее, никакое не сефардское). Это придало ивриту экзотическое восточное звучание и, тем самым, разбередило воображение местечковых юнцов. Необходимость изменения аргументировали тем, что новое произношение якобы более древнее и правильное. С научной точки зрения такая мотивировка, мягко говоря, недостаточно обоснована. Прежде всего, большую "древность" сефардского произношения (даже настоящего сефардского) по сравнению с ашкеназским еще нужно доказать. И даже если бы такое доказательство было найдено, можно было бы задаться вопросом как раз с "национальных" позиций: является ли древность произношения аргументом в пользу необходимости пользоваться им сегодня? Ведь в большинстве европейских языков произношение за несколько сотен лет значительно изменилось. (Мы уже не говорим о еврейском традиционном принципе "Не оставляй учение своей матери "). Кроме того, с чисто исторической точки зрения нет никакого доказательства, что сефардское произношение - более древнее. Лингвистическая наука склоняется к предположению, что оба произношения - древние, и одним из них пользовались в Иудее, а другой - в Галилее и на севере. Различия в произношении в различных районах Земли Израиля упоминаются уже в книге Судей (шиболет- сиболет). Во всяком случае, факт, что произношение йеменских евреев больше похоже на ашкеназское, а именно - "литовское", и еще никто не осмелился утверждать, что йеменские евреи испытали на себе воздействие евреев Литвы. Согласно их традиции, они находятся в Йемене еще со времен Первого Храма.

Кроме всего прочего - и мы говорим сейчас с чисто лингвистической точки зрения - принятие "сефардского" произношения привело к ситуации "как ни кинь, всюду клин". (Полностью солидаризуясь с идеями, высказанными автором, мы, тем не менее, после некоторых колебаний решили и в этой брошюре писать еврейские слова в варианте, принятом сегодня в Израиле. Мы поступаем так для того, чтобы не запутывать окончательно наших читателей - прим. ред.) Преимущество ашкеназского произношения - в различении между комац и патах (О и А) и между тов и сов (Т/С). Преимущество же сефардского произношения - в точном произношении гортанных звуков (эй, айн, хет); но это относится только к выходцам из арабоязычных стран, где различают между гортанными и похожими негортанными звуками. Понятно, что нет никакой органической связи между надуманным "сефардским произношением" (камац=А) и правильным произношением гортанных звуков (к примеру, у йеменских евреев, произношение которых похоже на ашкеназское, есть все гортанные звуки, и кроме того, они различают между тет, куф, гимел и далет с дагешем и без него (чего нет у евреев Магриба).

Таким образом, современное ивритское произношение объединяет и себе - с чисто лингвистической точки зрения - недостатки обоих произношений: нет разделения между патах и камац как у сефардов, и нет гортанных звуков - как у ашкеназов. Понятно, что это никого не волнует. Ведь "возрождение языка" - это тоже не самоцель, а лишь средство достижения другой, более "высокой" цели: превращения Святого Языуа в "национальный язык" в рамках превращения Израиля в "народ, подобный всем народам".

10. Тайна успеха сионизма

Не удивительно, что сионизм сумел так сильно распространиться в народных массах. Сто лет назад тоже не все были достаточно "интеллигентны", чтобы уловить тонкие различия. "Святая Земля" всегда была "волшебным словом" для каждого еврея. Молодые люди, которые уже обожглись на ассимиляции и на "хождении по путям народов", ухватились за это новое "еврейство", которое принесло с собой чудесное открытие: можно быть хорошим и гордым "евреем" без ига заповедей, можно "получить оба мира сразу": с одной стороны, быть евреем и заботиться о процветании еврейского народа, а с другой, не отказываться от чарующих удовольствий, которые предлагал нееврейский мир. Это "открытие" завоевало многие сердца в европейских местечках. А многие религиозные и Б- гобоязненные простые евреи, которые не разбирались в этих запутанных вопросах, наивно видели в сионистском движении начало исполнения надежд об Избавлении. Кроме того, сионизм почти с самого своего основания умел проводить основательную и обширную пропаганду в лучших немецких традициях (большинство основателей сионизма или родились в Германии, или учились там в университетах). Сионизм умел также "дергать за ниточки" в "высоких коридорах" и провоцировать антисемитизм, чтобы евреи почувствовали себя чужими в тех странах, в которых они жили. Однако эта сторона не имеет прямого отношения к теме данной брошюры. (Документы, раскрывающие эту интересную и малоизвестную тему см. в книге Хаима Блоха "Кто отдал Яакова на разграбление", Нью-Йорк, 1957).

11. Религиозное еврейство

Наши Мудрецы сказали: "Кто мудр? Тот, кто предвидит последствия". Подавляющее большинство мудрецов Торы предвидели ту огромную опасность, которую - как в духовном, так и в материальном смысле - несет в себе сионизм для Израиля . Их отношение к сионизму могло быть только отрицательным, и, само собой, такое же отрицательное отношение разделяют все круги, которые прислушиваются к их мнению. Ясно, что сионизм никогда не ограничивался лишь идейно-теоретической областью. Тело и душа связаны неразрывно, и сионистская пропаганда повлекла за собой не только идейное отдаление от мировоззрения Торы, но и и реальный отход от соблюдения заповедей. Тем не менее было бы ошибкой утверждать, что противодействие религиозного еврейства сионизму было вызвано нерелигиозностью основателей сионистского движения. Такое утверждение включает в себя, в качестве логического следствия, обвинение против религиозных лидеров: "Почему они не стремились быть среди основателей сионизма и таким образом повести его по пути Торы? Тогда и Государство Израиль было бы построено в духе Торы и т. д." Это обвинение, как было сказано, проистекает из неверного взгляда на вещи. Еврейские мудрецы отрицали сионизм не только потому, что его основатели были антирелигиозны. Ровно наоборот: этот факт был не причиной, а следствием неприемлемости сионизма в глазах мудрецов Торы. Другими словами: нерелигиозность "отцовоснователей" сионизмане простая случайность; она органически связана с самой сущностью сионизма. На почве Торы, среди евреев, хранящих верность Всевышнему в мыслях и в действиях, сионизм никогда не возник бы, поскольку, как мы объяснили выше, он диаметрально противоположен основам еврейского мировоззрения. Таким образом, высказывание "если бы раввины присоединились к сионизму" некорректно: если бы слушались раввинов, сионизм никогда не появился бы. Вопрос, который следовало бы задать, не "почему религиозные евреи (в массе своей) не присоединились к сионизму", а "почему нашлись такие религиозные евреи, которые присоединились к сионизму". Этому вопросу будет посвящена отдельная глава.

12.Декларация Бальфура

Тем времем вожди сионизма продолжали »дергать за ниточки« на международной арене. Первая мировая война послужила для этого удобным моментом. Почти всем державам была предложена поддержка "международного еврейства" при условии, что те согласятся поддержать "строительство национального еврейского очага" в Земле Израиля. Поскольку Святую Землю завоевали англичане, была усилена закулисная деятельность в Англии, и 2 ноября 1917 года была обнародована знаменитая декларация министра иностранных дел Британии лорда Бальфура, в которой заявлялось, что "правительство Ее Величества положительно оценивает восстановление еврейского национального очага в Палестине". Осведомленные политики, и в частности, главы сионизма, знали, что эту составленную в туманных выражениях декларацию нельзя было считать их полным успехом, и что она послужила источником всякого рода несчастий в течение 25 лет мандата. Однако это не уменьшило энтузиазма простых евреев, среди которых были даже такие, кто - не больше и не меньше - сравнивал декларацию Бальфура с разрешением Кореша (Кира) на строительство Второго Храма. Здесь мы в первый раз (в истории сионизма) встречаемся с событием мирового значения. И поскольку евреи верят, что ничего не происходит без воли Всевышнего, многие видели в декларации Бальфура "перст Б-жий", знамение того, что с сионистской программой согласились на Небесах. Тем более, когда сэр Герберт Сэмюэль был назначен "Первым наместником в Иудее", после того как Великобритания получила от Лиги Наций мандат на управление Палестиной, и сэр Герберт Самюэль пришел пешком от своего дворца на юге Иерусалима к синагоге рабби Йеуды Ахасида в Старом городе, был вызван там к Торе на мафтир и плакал, произнося строки "На троне его (Давида) не воссядет чужой". Легко понять, что в сердце многих разгорелись мессианские надежды. В некоторых синагогах Иерусалима даже прибавили к кадишу такие слова: "в ваши дни, и при вашей жизни... и при жизни Элиэзера бен Менахема (еврейское имя сэра Сэмюэля)".

Здесь самое время обратить внимание на вопрос, который позже стал предметом для горячих споров среди евреев, особенно после Шестидневной и других войн: "Были ли чудеса или нет" и т. п. Без того чтобы углубиться в исследования, мы должны отметить, что спор ведется не на ту тему, которая на самом деле заслуживает обсуждения. "Скрытое - Ашему, Б-гу нашему". Метафизическая оценка того или иного события - это глубокое и тонкое дело, который не относится к теме спора. Нас интересует вопрос: "Какие практические выводы из происшедших событий мы должны сделать в этом мире?" На этот реальный, ненадуманный вопрос у Торы и ее мировоззрения есть только один критерий: соответствуют ли делаемые выводы Торе и ее заповедям? Согласно Торе, в мире нет такого человека, пророка, события, которые могли бы отменить даже крошечную часть Торы. Если придет пророк и покажет настоящее чудо, изменение природы, и потребует от нас пренебречь хотя бы одним установлением Мудрецов, "не слушай его". "Даже если остановит Солнце посреди небосвода, не слушай его" (Санхедрин90а). Применяя этот критерий к обсуждаемому нами вопросу, можно сказать: даже если было бы доказано, что декларация Бальфура явилась настоящим чудом, что спустился с неба ангел, вошел в уста Бальфура и сказал вместо него его декларацию, и на основании этого нам было бы предложено согласиться с сионистским мировоззрением, то с точки зрения Торы, это чудо ничего не доказывало бы, являясь просто еще одним испытанием, проверкой "любите ли вы Ашема, своего Б-га". То же самое верно и по отношению к тому, что произошло во время Войны за Независимость, Шестидневной войны и т. д. (Очевидно, тем не менее, что если чудеса были не испытанием, а помощью Всевышнего, то они произошли в заслугу верных Торе евреев и для их спасения, а отнюдь не в заслугу потрясающих производственных успехов киббуцных свинопасов - прим. перев.)

Обернулась ли декларация Бальфура благом для народа Израиля в чисто материальном отношении, - не это сейчас является предметом нашего обсуждения: по этому поводу возможны споры, и даже в сионистском лагере не все пришли к единому мнению на этот счет. Однако декларация Бальфура и мандат в одном аспекте изменили кое-что и в религиозном еврействе: они привели к возникновению новых функций. В позиции и в мировоззрении не произошло и не могло произойти никаких изменений; однако, поскольку сионизм перешел в новую, более практическую стадию, верное Торе еврейство тоже должно было найти новые методы борьбы с ним. Каковы эти новые методы? Нужно ли образовать политическую организацию в противовес сионистской, или же лучше сосредоточиться на соблюдении Торы и распространении ее мировоззрения "на местах", в каждой отдельной общине? По этому поводу возник горячий спор. На фоне этого возникла всемирная организация религиозного еврейства "Агудат Исраэль", которая имела сильные позиции в Германии и в некоторых частях Польши. С другой стороны, многие харейдим, особенно в Галиции, Венгрии и, в какой-то степени, в Литве, выступили против этой организации. Такое развитие событий очень интересно, но здесь не место обсуждать его. В религиозных кругах - в "Агудат Исраэль" и вне ее - существовали также различные мнения по вопросу о том, каково должно быть отношение к реальной работе в рамках движения за алию (переселение) в Землю Израиля. Нужно ли поддержать подготовку и переселение в Эрец Исраэль религиозных халуцим ("первопроходцев"), чтобы усилить там влияние Торы, или же этого не следует делать, чтобы это не было понято, как согласие с халуцианской идеологией вообще и не повлияло бы на самих религиозных переселенцев, подтолкнув их в сторону сионизма? Однако, все эти споры не были спорами о самом отношении к сионизму. Наоборот, те, кто поддерживали алию в Землю Израиля, считали нужным еще больше подчеркнуть свое неприятие сионистской идеологии. К примеру, д-р Ицхак Броер, который выступал за "пропалестинское" направление, назвал "сионистскую стройку" "национальным очагом идолопоклонства".

В 1937 году, когда в Эрец Исраэль происходили кровавые погромы, в Мариенбаде (Чехословакия) собрался съезд "Агудат Исраэль". Немного ранее государственная британская комиссия, которую возглавлял лорд Пиль, опубликовала отчет о своей работе, и в нем - предложения о решении проблемы евреев и арабов в Палестине. Этот отчет в первый раз включал в себя слова "еврейское государство" не в качестве лозунга, а как реальное предложение. Правда, речь шла об очень маленьком государстве, еще меньшем, чем в решении ООН от 29 ноября 1947 г., но все же об еврейском государстве. Если бы это предложение включало Иерусалим в состав еврейского государства, оно вызвало бы огромную волну энтузиазма "начала избавления"; но нашлись и такие, кто преисполнился энтузиазма и от таких предложений. В Тель-Авиве даже выходила газета с датой "Первый год освобождения Израиля". Сионистский конгресс, который тоже собрался летом 1937 г., прошел под знаком "да или нет". Естественно, что и съезд "Агудат Исраэль" также был посвящен этому вопросу, хотя подход был совершенно иным. На Сионистском конгрессе вопрос стоял так: принять ли предложение комиссии Пиля, несмотря на то, что это означало уступку многих территорий, которые не войдут в состав еврейского государства, или по этой самой причине отказаться от предложения? На съезде же "Агудат Исраэль" обсуждался вопрос о самом согласии на образование еврейского государства. И ответом было твердое "нет", причем по этому поводу не было разногласий между теми, кто выступал за переселение в Эрец Исраэль и теми, кто выступал против. Рабби Хаим Ойзер Гродзенский, который не причислялся к "крайнему крылу", написал в своем письме к съезду (на который не мог прибыть из-за болезни): "Даже если такое государство будет образовано, оно будет не еврейским государством, а государством, правительство которого состоит из евреев". В решении "Совета мудрецов Торы", принятом единогласно, сказано: "...еврейское государство, не основанное на Торе - это отрицание еврейства; оно противоречит сущности нашего народа и подрывает основы его существования". В решениях политического комитета съезда 1937 года сказано: "(1) Съезд не может согласиться с еврейским государством в таком виде, в каком оно было предложено комиссией Пиля". Обратите внимание: не сказано, что "съезд не согласен с предложениями комиссии Пиля", но "не согласен с еврейским государством в таком виде..."

13. Катастрофа и послевоенные годы

Страшная Катастрофа и уничтожение европейского еврейства - это событие, которое трудно постичь во всем его объеме, Мы не будем повторять здесь все слова боли и скорби, наполняющие сердце каждого еврея при упоминании Катастрофы. Сосредоточимся лишь на том, что непосредственно касается нашего вопроса. В Катастрофе были уничтожены не только 6 из 16 миллионов евреев. Была уничтожена "центральная кровеносная система" еврейского народа. И если после Катастрофы народ Израиля все еще существует как таковой - это одно из непостижимых человеческим разумом чудес, очевидное доказательство сверхъестественного характера еврейскоI о народа, который не только не есть "народ как все народы", по другая сущность, особое творение Б-га, "народ, который Я Себе создал", как мы говорили выше.

Катастрофа оставила после себя сломанных духовно и физически и разочарованных уцелевших узников лагерей. Они надеялись, что после страшного кошмара найдут остатки того еврейского народа, среди которого они родились и выросли, и из-за принадлежности к которому столько вытерпели, потеряли родных и близких..., а нашли группу "деятелей", ставящих перед собой сомнительные цели. На протяжении всей войны и после нее вожди сионизма не прекращали "дергать за ниточки". Они воображали, что когда еврейский народ ошеломлен от страшных ударов, когда боль притупляет все чувства - именно этот момент лучше всего подходит для "великой операции" превращения Общины Израиля в "нормальный народ", чтобы посредством основания государства своими руками положить конец изгнанию. Эти "манипуляции" во время Катастрофы и после нее давно ждут огласки. Некоторые детали стали известны широкой публике во время процесса Кастнера (напоминаний о котором израильский истеблишмент очень не любит - прим. ред.) Мы упомянем здесь для примера только одну "маленькую" историю, которую мне рассказал свидетель, которому можно верить - рабби Михоэль Дов Вейсмандель. Первые сведения о существовании и порядках лагеря уничтожения в Освенциме были получены через двух словацких евреев, которым удалось сбежать оттуда и после долгих мытарств вернуться в Словакию. Они передали детальное описание лагеря с приложением карт, чисел и т. д. Рискуя жизнью, рав Вейсмандель сумел передать эти документы "еврейским" представителям Джойнта и Сохнута в Швейцарии. Через некоторое время пришел ответ: "Я передал ваше письмо Хаиму (Вейцману - главе Всемирной сионистской организации, будущему первому президенту Израиля - прим. перев.) Он будет очень рад. Это поможет нам получить государство"...

В своих воспоминаниях рав Вейсмандель приводит письмо, полученное от центральных сионистских учреждений в Швейцарии в ответ на просьбу о помощи, с которой обратилась к ним Гизела Фейшман, да отмстится ее кровь, - сионистская деятельница с большим стажем, занимавшаяся вместе с равом Вейсманделем, ее родственником, спасением евреев во время Катастрофы. Ее призыв к помощи включал в себя, в частности, точные указания, каким образом эту помощь оказать. После напряженного ожидания был получен следующий ответ: "Все народы проливали кровь своих сыновей в военных действиях . Мы хотим еврейское государство, и только кровью мы добудем его". Как уже было сказано, мы не собираемся углубляться в эту тему. Этот эпизод приведен только для того, чтобы читатель мог получить какое-то представление о "сионистской ментальности". Тот представитель Сохнута был прав. Страшная трагедия в Европе и отчаянное положение уцелевших в лагерях беженцев послужили важным козырем в руках сионистского руководства для манипуляций в коридорах ООН, в Белом доме в Вашингтоне и в других столицах, и 29 ноября 1948 года ООН приняла решение о разделе Палестины и об основании независимого еврейского государства.

14. Государство становится реальностью

Не удивительно, что в том отчаянном положении, в котором находились евреи в лагерях беженцев, и особенно после усиленной сионистской пропаганды, которая часто сопровождалась угрозами, известие об образовании государства вызвало волну радости в очень многих кругах. Понятно также, что самую шумную радость выказали сионисты Америки, которых государство ни к чему не обязывало, кроме нескольких долларов (вычитаемых из налогов). Верно также, что образование государства позволило многим евреям покинуть лагеря для перемещенных лиц и, тем самым, принесло временное облегчение. Однако отношение Торы к новоиспеченному государству не могло отличаться от ее отношения к сионизму. Государство Израиль есть не что иное, как прямое логическое следствие сионизма. Сионизм стремился к государству как к "решению еврейского вопроса" и как к составной части процесса "нормализации" еврейского народа; и вот он, наконец-то, достиг желанной цели.

Как мы уже отметили, Государство Израиль не является одной из стран, которые издревле существовали в качестве монархий, и теперь в них правит тот или иной режим. Израиль принадлежит к тем государствам, в которых режим образовывает государство и государство образовывает режим. Государство Израиль - не страна, в которой властвуют сионизм или сионисты; Государство Израиль и есть сионизм. До 5 ияра 5708 года (15 мая 1948 г.) Всемирная сионистская организация (ВСО) и Сохнут (Еврейское агенство) были организациями, а после этой даты они стали государством. Это, естественно, привело к изменению их сил и возможностей, но никак не к изменению их сущности. На что это похоже? На рыжеволосого бедняка, разбогатевшего за одну ночь. Богатство, которого он удостоился, способно изменить всю его жизнь. Весьма вероятно, что огромные ценности, которыми он владеет, заставят его вести себя с удвоенной и утроенной осторожностью по сравнению с теми днями, когда он был бедняком. Однако его суть от этого не изменилась, он остался все тем же рыжеволосым парнем. Понятно, что создание государства привело к возникновению новой реальности, к новым проблемам и, вместе с ними, к необходимости искать новые решения этих проблем. Основное различие между Всемирной сионистской организацией и Государством Израиль заключается в добровольности членства в ВСО. Человек, того не желающий, может в нее не вступать. Даже во время мандата, когда сионисты получили власть над признанной правительством еврейской общиной, к которой автоматически принадлежал каждый еврей, мандатное правительство в конце концов признало право каждого человека освободиться от этого автоматического членства, подав соответствующее заявление. "Выход" же из государства на первый взгляд невозможен без выезда за его пределы, и уж во всяком случае такой "выход" не так прост, как выход из организации или общины. Таким образом, вопрос о том, как должно поступать религиозное еврейство, и особенно в Земле Израиля, в свете существования государства, очень непрост. Ведь государство - это не просто теория, а реальность. Оно состоит из евреев, и по отношению к евреям, какими бы они ни были, у религиозного еврейства есть определенные обязанности и определенная ответственность. ("Все евреи ответственны друг за друга"). В этой связи небезынтересен тот факт, что именно "Нетурей карта", которых больше чем какую-либо другую группу обвиняют в затворничестве и сепаратизме, первыми протестуют против нарушений шабата и т. п. Единственный смысл и основа такого протеста - ответственность всех евреев друг за друга. А более "умеренные" круги, которые постоянно декларируют лозунги братства и взаимной ответственности всех евреев, именно они много безразличнее относятся к нарушениям Торы. Другими словами: именно те, кого обвиняют в обособленности и затворничестве, и можно было бы предположить, что их не волнует ничего, кроме узких групповых интересов - именно они больше всех интересуются деяниями и судьбой своих братьев, и наоборот.

Мы привели этот пример, чтобы показать, что даже действия тех, кто открыто декларируют свое непризнание государства, проникнуты чувством ответственности по отношению к другим жителям государства, и к тому же больше, чем действия многих других. Кроме того, государство находится на территории Земли Израиля, и Святая Земля остается Святой Землей, "Дворцом Царя", независимо от того, кто в ней властвует, и поэтому нарушение Торы в Земле Израиля является большим преступлением, чем в любом другом месте, и обязанность протестовать против него - если такая обязанность существует и насколько, настолько она существует - насущнее. Каким будет этот протест и в чем он будет выражаться, каковы шаги, которые должны предпринять религиозные евреи, живущие на территории государства - на этот счет есть различные мнения. И это не удивительно. "Так же, как лица людей неодинаковы, неодинаковы и их мнения". Положение, как было сказано, весьма запутанное. Дело касается сложных и тонких вопросов, и поэтому естественно, что существуют различные подходы и различные предложения по поводу практических действий, которые необходимо предпринять. Однако по поводу отрицательного отношения к государству нет и не может быть никакого спора в среде еврейства, стоящего на позициях Торы и только Торы.

15. Государство в действии

До сих пор мы вели наше обсуждение с идейных позиций. Несмотря на то, что мы не собираемся в рамках этой книги заниматься полемикой или обсуждать политические вопросы, мы не выполним своей обязанности, если бы хотя бы вкратце не упомянем также и практическую сторону дела. В конце концов, мы обсуждаем здесь конкретную действительность, а не просто теорию.

Д-р Ицхак Броер, один из руководителей "Агудат Исраэль", как-то определил сионизм как "национальный очаг идолопоклонства с маленькой комнаткой для Б-га". Это определение подходит также и для Государства Израиль. Руководство государства со дня его основания проводит последовательную антирелигиозную политику, пользуясь при этом любыми средствами, включая уговоры, обман, насилие, шантаж и даже кровопролитие, если в этом есть нужда. Мы, как было сказано, не собираемся приводить здесь весь список действий правительства, направленных против Торы, таких как призыв девушек в армию, осквернение могил, избиения демонстрантов и, более всего, насильственный отрыв от веры отцов - духовное уничтожение миллионов евреев. Все эти явления должны быть описаны с приложением документов (недостатка в которых нет), но эти страницы не предназначены для такого описания.

И даже в той области, в которой государство гордится своим "еврейством" - полномочия раввината в вопросах семьи и брака - ситуация, на самом деле, обратная: у раввинов (и речь идет об официальном раввинате) в Израиле не только меньше прав, чем было до войны у раввинов в большинстве стран Европы, но даже меньше, чем при английском мандате! Д-р Гойтейн, который был в свое время одним из видных дипломатов и юристов государства, опубликовал статью, в которой показал, что определенные права, которые получили раввины, были даны только как сохранение статускво времен мандата, и эти права из года в год урезаются.

Поскольку мы уже занимаемся этим вопросом, стоит обратить внимание еще на одну деталь, красноречиво свидетельствующую о том, что государство является верным продолжателем дела сионизма: само существование "министерства религий". Основание этого министерства еще раз подчеркнуло и стало официальным признанием того, что сионизм, и вместе с ним государство, видит в Торе "религию" - одну из многих. Этот факт, который сам по себе должен бы был открыть многим глаза, парадоксальным образом еще и используется некоторыми в качестве доказательства "религиозности" государства... Эта "религиозная" комната в большом идолопоклонническом храме действительно неопровержимо свидетельствует о всем здании в целом...

В то время как это министерство в отношении "прочих религий" выполняет чисто административные функции, подобно всем правительственным учреждениям других стран, в отношение же "еврейского вероисповедания" оно ведет себя по-хозяйски: составляет молитвы, устраивает "религиозные церемонии", издает указания когда читать алель и когда говорить слихот.

Как уже было сказано, здесь не место детально описывать "положение с религией" в государстве. Оно, по всем мнениям, в полном упадке, и это было сделано сознательно. Перед нами стоит вопрос: как рассматривать и как понимать это явление? Было бы ошибкой полагать, что проблема порождена нерелигиозностью большинства жителей страны и что если бы картина была обратной, то и положение было бы иным. Ясно, что тот факт, что власть находится в руках не- и анти-религиозных кругов, обостряет проблему, добавляя масла в огонь, но не в этом заключается ее корень, и не на этом построено наше отрицательное отношение к государству. То, что было сказано выше по поводу сионизма, тем более верно и здесь: государство противоречит Торе не только потому, что власть находится в нерелигиозных руках. Наоборот, поскольку государство само по себе противоречит Торе, понятно, что только нерелигиозные люди могли быть его основателями и руководителями; а "религиозные" просто были захвачены общим потоком... (об этом мы еще поговорим в главе о "религиозном сионизме"). Само по себе существование парламента (кнессета), которые имеет право большинством голосов принимать решения, касающиеся Торы и заповедей - диаметрально противоречит Торе, даже если исход голосования всегда будет "в пользу" Торы! Другими словами, обвинения типа "почему харейдим сами не основали государство" и т. п. просто некорректны. Сколь бы непопулярными ни были сегодня эти слова, факт остается фактом: если бы решение зависело от религиозного еврейства, государство вообще не было бы основано! (как было сказано выше по поводу сионизма). Мудрецы Торы однозначно выступили в свое время против основания еврейского государства (хотя сегодня принято скрывать этот факт и "стыдиться" его). Как было упомянуто выше, такое решение было принято на конгрессе " Агудат Исраэль" в 1937 году, хотя "Агуда" и тогда не стояла на самых крайних позициях по отношению к сионизму; а уж про тех, кто был "правее" "Агуды нечего и говорить... Ибо государство - не что иное, как органическая часть сионизма и его естественное продолжение, и оно могло произрасти только на почве сионизма. Государство являет собой следующий этап "нормализации" народа Израиля и превращения его из народа Б-жьего в "народ как все народы". Сионизм - это "еврейский национализм", видящий в народе Израиля "нацию" в нееврейском понимании этого слова и рассматривающий изгнание как плод "исторических процессов", а государство - как "окончательное решение еврейского вопроса". Как мы уже говорили, тот, кто видит в Общине Израиля обычный народ, такой же, как и все остальные, в Святой Земле - "национальную родину" этого народа, а в Святом Языке - "национальный язык", совершает подлог и фальсификацию. Еще большей фальсификацией и подлогом было бы объявить Государство Израиль "избавлением" или - как компромисс - "началом избавления".

Другими словами, государство тоже представляет собой не более чем еще одно звено в цепи подмены понятий, обладающих Б-жественной святостью, на их светские, нееврейские суррогаты. Нет ничего удивительного в том, что не все хорошо понимают тонкие различия между этими вещами, и поэтому в головах многих соблюдающих заповеди евреев воцарилась страшная путаница. Нужно отметить, что, к чести основателей и руководителей государства, сами они никогда не скрывали своих целей. Бен Гурион в своих речах постоянно провозглашал, что цель государства - "создать новый народ", и что израильская армия - это "фабрика для переплавки" "галутных" евреев в этот самый "новый народ". Автор этих строк уже давно высказал мнение, что именно в этом свете следует рассматривать усилия государства "репатриировать" в Израиль караимов, самаритян, шабтаистов и представителей различных сект, которые по еврейскому Закону не признаются евреями, а также поощрение реформистского движения, в чем нет никакой объективной нужды. Непрекращающиеся споры по поводу вопроса "кто является евреем" прекрасно показывают основную цель государства - изменить сущность народа Израиля. Ведь сточки зрения сионистского мировоззрения, видящего в народе Израиля обычный народ, такой, как и все остальные, позиция правящих кругов в этом вопросе оправдана на все сто процентов. Это нееврейское мировоззрение видит в "национальности" отдельный фактор, более важный, чем "религиозная принадлежность"; почему же тогда государство, когда оно устанавливает "национальной идентификацию" человека, должно считаться с ограничениями, которые диктует "религия"? Разве мы не видели, например, что одним из крупнейших немецких писателей был француз Шамисо? Разве мир не перестал верить в расовую теорию? Национальная принадлежность в нееврейском понимании - прежде всего культурная самоидентификация. А раз так, почему сын христианки не может быть "хорошим евреем", даже если он и принадлежит к католической церкви?

Мы не будем углубляться в партийно-политическую дискуссию, развернувшуюся вокруг этого вопроса. Можно сказать только, что, по всем мнениям, сам спор на эту тему и то, что этот вопрос вообще был затронут, символизирует и подчеркивает истинную сущность государства - продолжателя дела сионизма.

В этом свете нужно понимать образование кружка, который принято называть кнааним (хананеи). С организационной и политической точки зрения они никогда не представляли собой многочисленную или влиятельную организацию. Однако их мировоззрение выражает тенденцию, широко распространенную в кругах "сабрской" ("сабра" - уроженец Израиля) интеллигенции, признают они это или нет. Основной тезис их мировоззрения таков: еврейское население Израиля представляет собой особую национальную общность, которая имеет не более чем культурную связь с мировым еврейством. Эта новая национальная единица должна стремиться к сближению с другими окружающими ее семитскими народами. Другими словами, это призыв к выходу из еврейского народа как из "религиозной" общины. Эти люди, на самом деле, просто играют роль мальчика из известной сказки, провозглашающего: "А король-то голый!" Их мировоззрение - не что иное, как логическое следствие сионистской теории. Выросшие в "свободной" атмосфере они более чистосердечны и открыто признают истину, которую "официальные" сионисты признать не желают: что нет еврейства вне Торы. Поскольку они были воспитаны в антирелигиозном духе, вполне логично их требование освободиться и от "еврейства" тоже. На самом деле, эта "золотая молодежь" современного Израиля просто продолжает линию, начертанную первыми сионистами типа Бердичевского и Барнера (см. выше).

16. Государство и сионизм - одно и то же

Ясно, что с идейной точки зрения не может быть никакого различия между позицией еврейства Торы по отношению к государству и его позицией по отношению к сионизму. Если такое различие и существует, то отношение к государству -еще более отрицательное, поскольку государство - это нечто реальное, тогда как сионизм был, в основном, лишь теорией. Ясно также, что все антирелигиозные преследования и т. п. следует рассматривать не как автономное явление, а как естественное следствие самой сущности государства. Если кто-то попытается надеть на человека одежду, не подходящую ему по размеру, одежда, понятное дело, разорвется спереди и сзади, в рукавах и на спине. Это не значит, что портной ошибся, измеряя плечи, талию и бедра; просто данный костюм совершенно не подходит этому человеку. Это чужая одежда... Быть "таким же, как и все" народом - нечто абсолютно чуждое Израилю. Когда его насильно одевают в этот "костюм", не удивительно, что он разрывается на каждом шагу. Один раз - в вопросе призыва девушек, другой - в насильственном отчуждении детей от религии, третий - в осквернении могил и т. д. Не "светское большинство" и не какой-то конкретный злодей, находящийся у власти, виноваты во всех этих явлениях . Они могут быть ответственны только за обострение проблем, и никто не собирается с них эту вину снимать. Но вина в своей основе не лежит на каком-то определенном человеке лично. Корень проблемы - в диаметральной противоположности двух мировоззрений: Торы и сионизма, или Торы и государства.

17. Различия во мнениях

Итак, ясно, что наше отношение к государству тоже может быть только отрицательным. Но, как мы объяснили, не так-то просто найти решение следующего вопроса: как выразить это отрицание в действии? Отсюда и различия во мнениях по этому поводу. Мы не будем здесь подробно обсуждать каждое из мнений, и уж тем более не выскажем своей позиции в этом споре. Однако картина не будет полной, если мы не отметим хотя бы основные направления, сформировавшиеся в течение времени в религиозном лагере.

Но прежде чем мы приступим к описанию существующих направлений, задержимся на минутку на направлении, которого не существует: можно было бы предположить, что антирелигиозность государства и жестокие преследования Торы, вспыхивающие время от времени, приведут к массовому выезду религиозных евреев из Земли Израиля. Но такого выезда практически не существует. Среди могучего потока эмигрантов из Израиля, религиозные люди составляют весьма небольшой процент; только незначительная часть религиозных эмигрантов принадлежит к "экстремистским" кругам, и почти все они мотивируют свой отъезд не духовными, а финансовыми и личными причинами. Во всяком случае, в религиозном лагере нет никого, кто бы выступал за отъезд и вел бы пропаганду в этом направлении. Это явление весьма примечательно. Его корни, без сомнения, - в природной любви к Святой Земле, нисколько не ослабевающей, несмотря на несогласие с государством. Прежде чем мы приступим к обсуждению существующих направлений, предварим этому пояснение, которое относится также и к предыдущим главам. Есть в Торе правило, гласящее: о злодеях и глупцах речь не ведется. Мы не обсуждаем здесь тех, чьи выступления и лозунги построены на личных, партийных или политических расчетах и чье мнение зависит от сиюминутных интересов и политической конъюнктуры, много ли таких людей или мало на данный момент времени. Мы не ведем также речь о тех, кому не хватает мыслительной или идейной зрелости, о тех, кто держится за ничего не содержащие, пустые фразы. Мы обсуждаем только лишь серьезные направления, за которыми стоят ответственные и духовно зрелые люди.

Среди последних можно выделить два основных подхода, каждый из которых разделяется на множество оттенков. Есть направление, требующее от религиозных евреев полного отделения от всего, что прямо или косвенно связано с государством, включая (по крайней мере теоретически) жизненно важные услуги, предоставляемые государством, такие как почта, деньги и т. п. Само собой разумеется, что этот подход требует также неучастия в выборах в кнессет и городские советы. С абстрактно-теоретической точки зрения такой подход весьма и весьма оправдан. Но в реальности, большинству членов общества трудно претворить его в жизнь.

Существует, однако, и другой подход, который очень точно определил тот же д-р Броер еще в то время, когда государство существовало лишь в качестве теории: "Любое признание которое мы сможем дать этому государству", - сказал он, - "может быть только признание де-факто, но ни в коем случае не де-юре". Поскольку, говорят приверженцы этого подхода, полный отказ от всех контактов с государством на практике невозможен, поскольку против своей воли нам приходится платить налоги, иметь дело с военкоматом и т. п., ничего страшного, по их мнению, не произойдет, если мы используем также и избирательное право и в государственные органы будут избраны наши представители, которые будут защищать, насколько это возможно, наши права и будут выражать публичный протест с трибуны кнессета. Все это, понятно, с условием, что они не предпримут никаких шагов, вследствие которых им придется нести "коллективную ответственность" за действия властей (например, участие в правительственной коалиции). (Были ли такие представители религиозного еврейства в кнессете за все время его существования, это уже другой вопрос...) Однако, признание "де-факто" ни в коем случае не уменьшает непризнания "де-юре". Как сторонники первого подхода, так и сторонники второго твердо стоят на строго отрицательной позиции по отношению к государству. Таким образом, различия во мнениях относятся лишь к области практических действий.

Несмотря на то, что, на первый взгляд, все это совершенно ясно, действительность показывает, что в этой области наблюдается непонимание и путаница с обеих сторон. И поэтому нелишне будет пояснить эти простые вещи при помощи взятого из жизни примера. Во всех религиозных кругах нерелигиозное воспитание считается неприемлемым. Допустим, что в один прекрасный день приходит к раввину молодой человек и задает ему следующий вопрос. Ему предлагают должность учителя в нерелигиозной школе. Сам молодой человек соблюдает заповеди. Если он примет это предложение, он сможет многое сделать для духовного спасения своих учеников -ведь другие пошли этим путем и преуспели. С другой стороны, над ним нависнет постоянная опасность того, что его нерелигиозные коллеги-учителя повлияют на него в худшую сторону. Кроме того, возможно, что в глазах местных жителей сам факт присутствия религиозного человека в этой школе послужит доказательством ее "кашерности", и те родители, которые в других условиях послали бы детей в религиозную школу, вместо этого пошлют их в это учреждение. "Что я должен делать?" - спрашивает молодой человек раввина.

Ответ раввина будет, естественно, зависеть от точных обстоятельств данного случая: кто такой этот учитель; где находится школа - в большом городе или в караванном городке; каковы права учителя и т. д и т. п. После выяснения всех этих деталей, не исключено, что в определенном случае и при соблюдении определенных условий ответ раввина будет положительным, и возможно, что найдутся другие раввины, которые будут придерживаться отрицательной позиции даже и в этом особом случае и даже при соблюдении этих условий.

Ясно, однако, что нельзя истолковать положительное решение раввина в данном конкретном случае как его согласие с самим по себе нерелигиозным воспитанием или даже как более компромиссную позицию по отношению к такому воспитанию и к школе, где воспитывают детей в таком духе. Ведь первый раввин разрешил нашему учителю работать в этой школе не потому, что он более терпимо относится к нерелигиозному воспитанию и к данному учреждению, а потому, что в силу сложившихся обстоятельств, нужно (или можно) было пойти на такой шаг. Таким образом, между раввинами не было никакого спора по поводу мировоззрения или позиции; мнения разделились только относительно предпринимаемых конкретных действий.

Здесь стоит на минутку задержаться на лозунге, который слышится кое-где в различных религиозных кругах: "Мы за государство, но против правительства". Этот лозунг - не лозунг еврейства Торы, и он не имеет никакого отношения ни к одному из вышеупомянутых направлений. Этот лозунг принадлежит или религиозному сионизму (о котором пойдет речь в следующей главе), или же тем двум видам людей, о которых мы не ведем речь (см. выше). Ведь согласно мировоззрению Торы, подробно описанному выше (которую, само собой, разделяют оба вышеупомянутые направления) верно обратное: отношение к государству - безоговорочное "против", отношение же к правительству - конечно, не "за", но правительство - реальность, с которой волей или неволей приходится считаться. С ним нужно иногда бороться, но с правительством, с теми, кто держит кормило власти, и, тем более, с чиновниками различных учреждений нужно иногда вести переговоры, и иногда можно даже договориться с ними по поводу того или иного вопроса. К государству же как таковому не может быть другого отношения, кроме безоговорочного отрицания. Если хотите, можно определить сходство и различие в позициях двух вышеупомянутых направлений с помощью этого же самого лозунга: мнения разделились только по поводу отношения к "правительству", но оба эти направления в одинаковой мере против "государства".

18. "Религиозный сионизм"

Наверняка найдутся читатели, которые спросят: как можно считать сионизм и Государство Израиль абсолютно противоречащими Торе, в то время как существует "религиозный сионизм", и есть соблюдающие заповеди евреи, которые полностью согласны с государством, или даже видят в нем "начало избавления"? Здесь мы затрагиваем один из самых тонких и запутанных вопросов во всей нашей теме. Особенно трудно заниматься этим вопросом в рамках нашей брошюры, ведь именно здесь так тонка грань, отделяющая полемику, которой мы хотели бы избежать, от изложения концепции. Однако мы не можем обойти этот вопрос стороной, поскольку в таком случае наше описание будет слишком уж неполным.

На самом деле, часто высказываемое "возражение", упомянутое в начале этой главы, таковым не является вовсе. Если мы проанализируем его, выяснится, что оно заключается в следующем: как могут два противоречивых мировоззрения (сионизм и Тора) уживаться вместе?! (Значит, они не такие уж противоречивые). Однако, это возражение построено на предположении, что сам по себе "религиозный сионизм" имеет прочный логический базис (т. е., что это понятие не содержит внутреннего противоречия). Но это никак не доказано. Не все явления в нашей жизни построены на логике, особенно в нашем поколении. Мудрецы кабалы и хасидизма уподобили эпоху изгнания сну ("Когда Ашем возвращал пленников Сиона, мы были как во сне" (Теилим 126:1). См. Тора ор, Ваешев: "Сон соединяет две противоположности в единое целое"). Во время изгнания и сокрытия присутствия Всевышнего в мире может случиться, что две противоположности будут сосуществовать и уживаться вместе. Логическое противоречие этому не помеха, особенно в наши дни (предшествующие приходу Машиаха). Еврейская общественная жизнь в Америке, да и не только там, богата явлениями, нелогичность которых просто доводит до смеха. Мы уже упоминали "кашерное празднование рождества", которое, к сожалению, не простой курьез, а печальная действительность... Или, к примеру, совместные танцы мужчин и женщин, организуемые "ортодоксальной" синагогой - явление, ставшее настолько обыденным (в Америке), что никто уже не обращает на него внимания. Перед нами такой же парадокс, внутреннее логическое противоречие, но, несмотря на это, явление существует...

Вернемся к нашей теме. Существование "религиозного сионизма" еще не свидетельствует о том, что он построен на прочной логической основе. Выше мы привели аналогию со сновидением. Продолжим же ее. Когда человек видит сон, это не настоящее видение, а лишь игра воображения. Более того, в стихе из Теплим "Когда Ашем возвращал пленников Сиона, мы были как во сне", на котором построена наша аналогия, написано не "были во сне", но "были как во сне". Соединение противоположностей вместе почти никогда не бывает настоящим, оно - лишь иллюзия, лишь некая видимость, открывающаяся глазу поверхностного наблюдателя. Более глубокое исследование покажет нам, что эти противоположности на самом деле сосуществовать не могут, и их соединение - только внешнее, так же как "кашерное празднование рождества" либо не настоящее "празднование рождества", либо на самом деле некашерно. Выше мы упомянули два вида людей, которых мы не обсуждаем (злодеев и глупцов). "Не обсуждаем" -это значит, что мы не можем привести никакого доказательства и не можем сделать никаких выводов из действий таких людей, и не можем привести их в качестве примера. Но, с другой стороны, невозможно отрицать тот факт, что в мире полно и тех, и других, и хотя мы их "не обсуждаем", это еще не значит, что их не существует.

Рискнем высказать утверждение, что различные направления внутри "религиозного сионизма" можно отнести или к первому, или ко второму типу. Ведь, как было сказано, объединение двух противоположностей может быть только внешним. Если углубиться в предмет, обнаружится, что это объединение - лишь иллюзия, и на самом деле одна из противоположных сторон непременно ущемлена, ущербна или недостаточна. Либо недостаточна или фальсифицирована "сторона Торы", и тогда такое направление принадлежит к первому типу. Или же эта сторона сама по себе не ущербна, и объединение проистекает - будем называть вещи своими именами -из недостатка ума, и тогда это направление принадлежит ко второму типу.

В рамках так называемого "религиозного сионизма" можно, нам кажется, выделить четыре основных направления. Одно из направлений полностью согласно - признает оно это или нет - с целями сионизма и государства - превратить Общину Израиля в обычный народ, для которого "религия" -"личное дело каждого"; но в отличие от других сионистских кругов, они положительно относятся к этому "делу", и их "личное" мнение - "за религию". Но они тоже - признают они это или нет - видят в Торе "религию", или, используя выражение д-ра Броера, "они согласны отвести для Б-га одну комнату в громадном идолопоклонническом храме" и сами хотят жить именно в этой комнате. Они, правда, желают, чтобы этой комнате было отведено в храме почетное место и чтобы она была признана важной частью храма, но и они согласны, что "религия" - всего лишь одна "комната" в "большом национальном доме".

Верные этой теории круги "религиозного сионизма" видят в Государстве Израиль "начало избавления", и соответственно "конец изгнания". Из этого, по их мнению, вытекает необходимость в "новых религиозных стереотипах", не связанных "галутным" Шулхан арухом, и для этого нужно "воссоздать Санхедрин" и т. д. и т. п. Приверженцы этого направления сами признают, что их теория очень далеко отклонилась от "еврейства Шулхан аруха".

Требования "новых стереотипов" и отрицание "галутности" задевают основы веры традиционного еврейства. С его точки зрения, Государство Израиль - не просто "изгнание", но "двойное изгнание" - изгнание внутри изгнания; а "начало избавления" и полное избавление придут только через пророка Элияу и через Машиаха. Из этого вытекает, что требование "новых стереотипов" вследствие "начала избавления" точно так же неправомерно, как и требование "новых стереотипов" вследствие "современных условий жизни", которое выдвигали разного рода реформисты. Не нам выносить приговоры людям, но теория эта, без всякого сомнения, относится к вышеупомянутому первому типу. "Сторона сионизма" здесь цельна, а "сторона Торы" - ущербна.

Однако не все в "религиозном сионизме" столь смелы и чистосердечны, как представители вышеупомянутого направления. Есть и такие, кто из искреннего и понятного желания "добра евреям" хотят, чтобы государство стало "началом из- бавления"; однако, и Шулхан арух у них в крови, и они не хотят "освободиться" от этого "груза". Нет сомнения, что в их сердце есть сомнения по поводу веры в "начало избавления" и в сионизм; но они не способны или недостаточно смелы, чтобы упорядочить и продумать свое мировоззрение до конца. Так они остаются в подвешенном состоянии, отталкивая все вопросы и претензии с помощью множества фраз и высказываний Мудрецов во славу Земля Израиля, Святого Языка и народа Израиля. С точки зрения "галутного еврейства Шулхан аруха" все эти высказывания Мудрецов, безусловно, чистая правда. Как было объяснено выше, Земля Израиля, Святой Язык и народ Израиля - не просто святые вещи; они - основа мира. Однако использование этих понятий пропагандой "религиозного сионизма" есть не что иное, как подлог и демагогия. Никто не подвергает сомнению святость Земли Израиля, и меньше всех - "Нетурей Карта", связанные с ней уже много поколений. Но одно другого совершенно не касается. Все это напоминает рассказ про раввина, которого спросили, кашерно ли зарезанное животное. Тот ответил: "Если это легкое, то животное кашерно", а оказалось, что это не легкое, а печень...

Все мы хорошо помним советскую "борьбу за мир". Смешно выглядел бы тот, кто стал бы приводить для нее доказательства из слов Мудрецов о важности мира. Мир, безусловно, очень важен, и все слова Мудрецов о величии и значимости мира - абсолютная истина. Однако, мир, о котором говорили Мудрецы - совсем не тот "мир", о котором говорили Хрущев и Брежнев, не рядом будь помянуты. (Во времена "застоя" в советских булочных был вывешен плакат: "Не хлебом единым жив человек. Л. И. Брежнев". Однако стих Пятикнижия, который бессовестно "позаимствовал" "знаменитый советский писатель", "Не хлебом единым жив человек, а всем, исходящим из уст Ашема, жив человек" имеет совершенно иной смысл . С таким же успехом идеологи религиозного сионизма пользуются цитатами из Писания и высказываниями Мудрецов для "доказательства" своих положений - прим. перев.) Наше противостояние сионизму и государству следует не из отрицания святости Земли Израиля и заповеди ее заселения (хотя есть алахические авторитеты, считающие, что в наше время такой обязанности нет), и уж тем более не из ненависти, не дай Б-г, к еврейскому народу. Ровно наоборот: оно следует из тревоги за чистоту и святость этих понятий, в которые сионизм вкладывает чуждый, извращенный смысл. А все слова Мудрецов о святости Земли Израиля и т. д., которые приводит в доказательство своей правоты "религиозный сионизм", как раз противоречат сионизму. И если, тем не менее, существуют люди, которые горячо поддерживают государство и сионизм (под тем или иным именем) и в то же время держатся Шулхан аруха, то причина этому - не что иное, как недостаточная зрелость мысли, и эта группа (не переходя на личности), относится, безусловно, ко второму типу. Таким людям не хватает ясности и силы мышления в понимании внутренней сущности сионизма. Это направление, пытающееся впихнуть сионистскую идеологию в рамки Шулхан аруха, порождает иногда странные и смешные вещи, например выяснение в чисто талмудическом стиле вопроса чрезвычайной важности: как поступать в День Независимости, который пришелся на пост? Этот вопрос был поднят и удостоилась обсуждения не в рамках пуримского представления, а самым "серьезным" образом, что еще раз доказывает принадлежность сего направления в религиозном сионизме ко второму типу "необсуждаемых".

Третье направление составляет значительный "тыл" религиозного сионизма. Это следующие за ним простые люди. В принципе этот тип представляет собой лишь более примитивный уровень предыдущего, но в нем, однако, есть гораздо больше наивности. Эти люди идут за религиозным сионизмом потому, что он удобен для них как в материальном, так и в духовном смысле. В этом случае нет места для дискуссий, по скольку тут нет особой "философии" или "теории". Пока существуют первые два типа, будут существовать и массы простых людей, следующие за ними. Четвертое направление "сделано из другого теста". Эти прекрасно знают сущность сионизма и государства и их противоречие Торе. Более того, даже в наиболее "кашерном" аспекте сионизма они почти не принимали участия. Когда им нужно, они даже не скрывают своего отрицательного отношения к сионизму. Когда они поняли, что от государства можно что-то заиметь, "впрыгнули на подножку трамвая" и из чисто коммерческо политических соображений выросла новая "теория" - нечто вроде второй серии второго направления; но в то время как там решающую роль играла наивность или недостаток логики, здесь речь идет о холодном расчете. И чтобы облачить этот расчет в идеологическую оболочку, была создана теория "Нет - сионизму, да - государству". Лозунг, о котором мы говорили - "Мы за государство, но против правительства" - тоже выработан в этих кругах. С этим направлением не о чем вести идейные споры. Здесь возможны только политическо-партийные дискуссии, ведь вся эта "идеология" построена на такого рода расчетах. Но наша брошюра написана не для этого. Руководителям этого направления прекрасно известны ответы на все вопросы, и более того, когда им выгодно, они представляют эту же самую идеологию как настоящий "антисионизм". А поскольку каждый еврей желает в глубине своего сердца быть верным Торе - позвольте дать совет всем тем, кто сталкивается с представителями данного круга: когда они говорят о своем "сионизме" - не верьте им!

Резюме этой главы. Понятие "религиозный сионизм" содержит внутреннее противоречие. Сионизм и Государство Израиль противоречат мировоззрению Торы. Все высказывания наших Мудрецов во славу Земли Израиля не меняют фундаментального факта, детально обсуждавшегося здесь: государство - это прямое следствие сионизма и представляет собой важнейшее средство для достижения цели сионистского движения - изменить сущность народа Израиля, сделав его обычным народом, подобным всем остальным!

19. Каково же решение?

Таким образом из всего сказанного выше вытекает, что еврейство Торы и Государство Израиль - диаметрально противоположны друг другу. Еврейство Торы никогда не сможет примириться с сионизмом и никогда не признает государство "де-юре". Сионизм и государство, в свою очередь, никогда не смогут примириться с существованием традиционного еврейства, видящего Общину Израиля такой, какой она была всегда- "народом Б-жьим". Ведь это выбило бы почву у них из-под ног. Где же решение этой проблемы? Представляющий личное мнение автора ответ, который будет дан здесь, безусловно разочарует многих. Но лучше быть искренними с самими собой: такого решения в рамках человеческих возможностей не существует, если говорить о радикальном решении. Это не единственная проблема в мире, и даже не единственная проблема в еврейском мире, разрешения которой "не видно на горизонте". В течение всех лет изгнания, когда во главе народа Израиля стояли настоящие руководители, они никогда не пытались разрешить "еврейский вопрос" или любую другую мировую проблему "земными" средствами. "У Б-га решения". Все действия еврейских "ходатаев" в течение долгих лет нашего изгнания (а среди этих "ходатаев" были, по всем мнениям, люди не менее мудрые и дальновидные, нежели сегодняшние "еврейские политики") никогда не были направлены на "глобальное разрешение проблемы". Все старания были направлены на облегчение каких-то гонений и преследований или на достижение определенных прав. Настоящие руководители Израиля знали, что не они создают проблемы и на них не лежит обязанность искать "решения". Различные стороны уже предложили несколько "решений" проблемы противоречия между государством и Торой, и стоих упомянуть их хотя бы в качестве курьеза. Вскоре после образования государства в ежедневной газете на немецком языке, выходившей в Тель-Авиве, было высказано предложение создать где-нибудь в Негеве большой концентрационный лагерь и поместить туда всех людей "Нетурей Карта". Это предложение выдвигали затем и кнаааним (они упоминались выше), и некоторые другие круги. Некий писатель Хаим Либерман (причисляющий себя к "религиозным") предложил "отрезать раковую опухоль, имя которой - "Сатмар" (хасидская община, выступающая с резко антисионистских позиций - прим. перев), от тела народа Израиля". Перевод этого предложения на простой язык: "концентрационный лагерь" должен стать также и лагерем уничтожения, ведь раковую опухоль можно отрезать только с помощью скальпеля. (Вот более современный пример: известный представитель тельавивской "богемы", скульптор Игаль Тумаркин как-то высказался, что "когда он видит ортодоксальных евреев, он начинает понимать нацистов" - прим. перев.)

Это решение, однако, не ново. Последняя попытка претворить его в жизнь была предпринята Гитлером. Всевышний заверил нас, что все подобные попытки закончатся неудачей, поскольку еврейский народ неистребим. "Так сказал Ашем, Который дает солнце для освещения днем, уставы луне и звездам для освещения ночью, (Он) волнует море, и бушуют его волны - Ашем Воинств Его Имя. Если исчезнут предо Мной эти законы - сказал Ашем - тогда и семя Израиля перестанет быть народом предо Мною" (Йирмйо 31:34) В другом лагере в свое время слышались предложения установить в Иерусалиме особый международный режим под эгидой ООН. Очевидно, однако, что такой вариант совершенно нереален и кроме того, даже если бы он принес облегчение некоторым евреям, все равно не решил бы проблемы в целом. Истина, как мы сказали, заключается в том, что не существует радикального решения проблемы. Единственное, чего можно достигнуть (для этого нужно только проявить немного доброй воли), это так называемый modus vivendi, некий общественный уклад, который предупредит, насколько это возможно, взаимные столкновения. Инициатива должна исходить из правительственных кругов: они должны воздерживаться от принятия законов и постановлений, прямо нарушающих интересы общины Торы, приказать полиции вести себя по-человечески и т. д. и т. п. Чем меньше религиозные политики будут вмешиваться в этот процесс, тем лучше.

Ясно, что такой "уклад, жизни" не есть решение проблемы, и, тем более, не есть генеральное решение. Согласно Торе, есть только один и единственный путь, ведущий к "глобальному решению проблемы". Это путь тшувы (возвращения к Б-гу), ведущий к соблюдению Торы как в мировоззрении, так и в действии. Обязанность, которой многие Б- гобоязненные евреи не уделяют достаточного внимания, хотя это крайне необходимо - это обязанность распространять веру, мировоззрение Торы и исполнение заповедей повсюду: как в Земле Израиля, так и в диаспоре. Многие сочтут наше указание на "путь раскаяния" как на верный путь к "всестороннему решению проблемы" чем-то "не от мира сего", смешением духовных и даже мистических факторов с заземленными материальными проблемами. Тем не менее именно в нашем поколении такая связь видится более "земной" и ощутимой, чем это было когда-либо, и это можно наблюдать даже в нееврейском мире.

В этой связи интересно будет упомянуть событие, которое в свое время удостоилось широкого освещения в прессе. В Нью-Йорке был организован симпозиум с участием выдающихся ученых в области естественных наук: физиков-ядерщиков, химиков, врачей, специалистов по космическим исследованиям и т. д. на тему "Сто следующих лет". Автору этих строк довелось на нем присутствовать. Все выступавшие были, как мы сказали, представителями естественных наук, людьми лабораторий и точных приборов. Среди них не было ни одного гуманитария, историка, философа, поэта и уж тем более там не было ни одного теолога. В зале собрались люди, очень далекие от "метафизики". Тем не менее в выступлениях всех ораторов постоянно повторялась одна и та же мысль, хотя они не договаривались об этом заранее: будущее человечества зависит прежде всего от его этической силы, основная проблема современного человечества лежит в сфере морали, а все остальное - только следствия. Я привел этот пример, чтобы показать, что даже нееврейский мир начинает видеть прямую и непосредственную связь между этическими ценностями и будущим материального мира. Или - если выразить эту мысль в еврейских терминах -что связь между тшувой и материальным будущим мира не только духовно-метафизическая, а самая что ни на есть земная. Таким образом, массовая тшува - это единственный реальный путь, ведущий к "всестороннему разрешению проблемы".

Согласно мировоззрению Торы, есть одно-единственное решение всех проблем, решение реальное и объемлющее все проблемы, возникшие за годы нашего изгнания, решение, которое приведет к исправлению всего мира под властью Всевышнего. Это - Царь Машиах. Чтобы привести его, еврейский народ вообще и каждый из нас в частности должен совершить тшуву...

"Если встанет царь из рода Давида, изучающий Тору и исполняющий заповеди, как его предок Давид, согласно Письменной и Устной Торе, и заставит весь Израиль следовать ей и укреплять ее, и будет вести войны Всевышнего... он считается Машиахом... Он исправит весь мир, и все вместе будут служить Б-гу, как сказано: "Тогда изменю язык народов (и сделаю его) чистым, чтобы все призывали Имя Ашема, чтобы служили Ему единодушно" (Рамбам, Законы о царях, гл. 11) "... И несмотря на то, что он задерживается, все равно буду каждый день ждать его прихода..."

This booklet was originally published in 5721 (1961) by Jewish Post Publications, London, England.